Школа

Советская школа

Мифы лучшем в мире образовании.

Трудно поверить, что лучшее в мире образование могло осуществляться под девизом «не умничай» и «делай, а не размышляй».

Эти девизы плавно перетекали из школы в повседневную жизнь, превращаясь в гопническое «ты че, самый умный» и начальственное «больно умный нашелся».

Государству нужны были исполнители приказов и солдаты, а не творцы и мыслители.

Конечно, советскому государству нужны были дипломаты, разведчики (шпионы) и поэтому существовали языковые спецшколы.

Нужны были олимпийские чемпионы, потому что «мы хотим всем рекордам наши звонкие дать имена», поэтому существовали спортивные спецшколы.

Нужно было делать оружие, утирать Америке нос в космосе, поэтому существовали физико-математические спецшколы.

В спецшколах «умничать» было можно, но тоже стоило «знать меру».

Впрочем, количество спецшкол, оазисов обучения «выше среднего», было строго ограничено потребностями ведомств в дипломатах, разведчиках, чемпионах и разработчиках вооружений.

Остальным думать и знать было не положено.

Знания и границы анализа были строго ограничены. Шаг в право, шаг влево сопровождался окриком «будь как все». Основным направлением обучения был техникум и ПТУ – государству были нужны рабочие, а не инженеры и ученые.

Впрочем и в ВУЗах ситуация была не лучше. Отрезанное железным занавесом от мировой науки обучение варилось в собственном алхимическом соку, иногда изобретая давно созданный на Западе велосипед, а иногда пропагандируя кровопускание или самозарождение жизни, согласно решениям съездов партии.

Не смотря на статистические данные о самой читающей нации, на полках в квартирах и библиотеках стояли одинаковые и ни разу не открытые собрания сочинений. Огромные тиражи маскировали скудность и скучность ассортимента.

Данные о количестве людей с высшим образованием были лишенной смысла цифрой. Как только эти люди оказались на международном рынке труды, то сразу выяснилось, что или образование это было какое-то не высшее, или учили не тому, что в реальности востребовано наукой и рынком.

Из более чем 10 млн. человек, иммигрировавших после 91-го года из СССР, лишь единицы оказались востребованы в мировых научных лабораториях и конструкторских бюро. И дело тут далеко не только в языковом барьере.

Сравнительный анализ показывает, что процент русскоязычных иммигрантов, успешно работающих в зарубежных университетах не выше, чем аналогичный процент выходцев из Индии, Китая или Южной Америки.

Выходит, что советское образование было не лучшим, а всего лишь равным индийскому, китайскому или, например, бразильскому.

Впрочем, иное было бы странно, если вспомнить, что советское образование проходило под девизом «не умничай».

Иван Милюков.