Gabr.org (Мед2000.ру)

Семья

Физическое насилие

Про насилие.

Однажды на работе меня ударил по попе пятилетний ребенок.

Кто-то при агрессии дает сдачи, кто-то убегает, а я замираю и молчу. Не самая успешная стратегия.

Я против того, чтобы бить детей. Мама ребенка и другие женщины видели то, что произошло, но ни одна не догадалась заставить малолетнего насильника извиниться. Они сами подвергались такой же «ласке» и, по-видимому, считали такое в порядке вещей. И у меня не было готового алгоритма поведения.

Вспомнилось, как получала звонкие шлепки от папы и братьев. В кино девушки хихикали, когда сальная рука ковбоя проходилось по женской заднице. Создавалось ощущение, что нужно радоваться такому вниманию. Разве не об этом мечтали Золушка и Белоснежка?

То, над чем мы смущенно хихикаем и не останавливаем, когда это происходит у нас под носом, – становится традицией.

Я росла, глядя, как пьяные папаши лапают чужих жен на детском утреннике. Никто не бил им морду. Все хотели соблюсти видимость благополучной семьи. Лучше бы они скандалили. Тогда бы у меня отложилось, что нужно вопить о несправедливости, а не молча сглатывать.

Часто слышу фразу, что молодое поколение испорчено сексом, которого в СССР его не было. Вот только замуж часто выходили уже беременными, лечились от гонореи и сифилиса, делали аборты и устраивали выкидыши в домашних условиях. Да и без педофилов не обошлось.

Не было не секса, а Интернета. И возможности уйти, шанса открыто рассказать о том, что с тобой вытворяют за дверью с табличкой «Семья».

Было стыдно. Жертве. Этакий Стокгольмский синдром. Она сама пыталась оправдать насильника, призывала понять и простить: «Трудное было время».

Время всегда сложное. И оно только сложнее, если мы плодим «повелителей мух» или вступаем в их ряды.

«Ты сама виновата. Посмотри, во что ты одета!» - бросаются на девушку, которая только что прошла через ад, - «Ты его спровоцировала!»

Чем? Тем, что родилась девочкой?

Мы плодим все новых и новых жертв, стыдящихся говорить о произошедшем насилии. Это не в наших традициях. Это может бросить тень на семейный уклад. Мы боимся осуждения, если станем отстаивать свои права и требовать уважения и справедливости.

В нас все еще живо рабское наследие крепостничества, когда любой барин мог овладеть крестьянкой против ее воли и не понести наказания.

Если насилие и произвол являются обычаем и указом сверху, бесполезно уповать на справедливость. Рыба гниет с головы. И пока в наших головах сидит, что жертва «сама виновата», а насильника «нужно понять», мы так и будем плодить животных, вместо того, чтобы быть людьми.

Учите детей, что их тело – это их частная собственность. Только владелец имеет право решать, кому разрешено его касаться. Мы должны уважать право ребенка отказывать в телесном контакте: прохожим на улице, которые хотят потеребить пухлую щечку, родственникам, желающим расцеловать милую мордашку, даже нам, родителям, если ребенок не хочет наших прикосновений, поцелуев и обнимашек.

Насилие начинается в тот момент, когда мы просим: «Ну, поцелуй тетю, тебе что трудно? Она же обидится!»

Давайте соблюдать частные границы и бережнее относиться друг к другу.

Татьяна Соколова. Педагог.