Gabr.org (Мед2000.ру)

Теории

Текст из раздела Теории.
Здесь не утверждаются истины.
Теории - это приглашение к размышлению.

От проконсула к человеку.

Развитие мозга.

 Некоторые антропологи утверждают, что когда предки современного человека встали на две ноги и покинули джунгли, они стали конкурировать с древними павианами за растительную пищу в саванне и, проиграв эту битву, начали есть мясо. В результате размер их челюстей уменьшился, и это высвободило место для увеличения размеров мозга.

Что не так в этой гипотезе?

Ну, хотя бы то, что мясная диета не уменьшила размер челюстей и не увеличила объем мозга у волков, гиен, львов и гепардов.

Природе и эволюции, в принципе все равно – выживет вид или нет, какой вид выживет и что себе для этого отрастит.
На протяжении миллионов лет один вид сменялся другим, более успешным.

Однажды, в результате изменений климата, джунгли сильно поредели и превратились в саванну. Т.е. это не наши предки и не предки павианов и других животных покинули древние леса. Это леса покинули их.

В лесах, на деревьях, в зарослях, наши предки более-менее успешно конкурировали с павианами.

Ну, как успешно. Кто-то успешно, кто-то нет. На пути от проконсула к человеку существует множество вымерших видов, не выдержавших конкуренции с другими животными, не приспособившимися к изменению условий, не сумевших перейти на иной рацион пищи.

И тут важно понять, что у природы и эволюции нет никакого смысла и умысла. Если у вида случайным образом возникает мутация в генах, которая позволяет получить преимущество над другими видами, то вид с мутацией выживает. При этом мутация может быть не только «в плюс», но и «в минус». И тогда вид исчезает.

Что же произошло на самом деле?

Попробуем реконструировать тот момент, когда несколько видов гоминид оказались в саванне вместе с другими животными. Не только павианами, но и с гиенами, львами и много кем еще.

И все они хотели кушать. Поэтому иногда ели друг друга, иногда отбирали друг у друга пищу, оставляя конкурентов голодными.

В результате какие-то гоминиды вымерли. Но другие остались. И остались они вовсе не потому, что изменился их внешний вид, строение зубов и челюстей, а потому что у них начал расти мозг. Они стали хитрее, они начали отбирать у павианов еду не по одиночке, а все вместе, да еще и прихватив с собой для убедительности крепкие палки.

И вот когда эти гоминиды, благодаря мутации, отрастили себе немножко больше мозгов, чем павианы, когда они благодаря своим мозгам смогли отнимать у других животных все самое вкусное, мягкое и полезное, вот тогда, и только тогда их челюсти стали уменьшаться.

Причем точнее будет сказать, что не челюсти стали уменьшаться, а особи с меньшими челюстями, чем у мам и пап, гоминид-бабушек и гоминид-дедушек, смогли выживать, спариваться и оставлять потомство с маленькими челюстями и крошечными клыками.

В саванне на любой продукт – хоть на мясо, хоть на растения – всегда полным полно клыкастых и когтистых конкурентов. И прежде чем уменьшать количество зубов и клыков любому виду нужно раздобыть надежную замену. Рога и копыта, гребни и шипы у гоминид не вырастали. Не происходило таких мутаций. А вот мутация, позволившая улучшить деятельность мозга – произошла. И лишь когда это случилось, лишь когда гоминида догадалась взять дубину, договориться с приятелями и гуртом отогнать павиана «с делянки», а потом и гиену от приглянувшегося свежеубитого «шашлычка», только тогда у этого вида гоминид начали выживать и плодиться особи, которые раньше шли на корм львам или умирали от голода. Только тогда эти предки людей смогли позволить себе быть менее зубастыми.

Хитрость тут в том, что антропологи могут увидеть изменения размеров челюсти «почти сразу». А изменения, происходящие в мозге, далеко не так очевидны на уровне окаменелостей. И дело тут не в антропологах, а в особенностях строения и функционирования мозга.

Если упрощать, то человек мыслит не «объемом», а «площадью» и «связями».

При изменении количества связей и их пространственной ориентации внутри мозга, происходит качественный рывок в мышлении, в уме, в хитрости. При этом объем мозга, объем черепа остается прежним. Это «мышление связями».

Кроме этого, есть еще «мышление площадью». Наш мозг и та его часть, которая больше всего занимается мышлением, умом – кора – это не воздушный шарик и не мыльный пузырь. Кора – «думательная» часть мозга, располагается «снаружи мозга» - примерно там же, где и пленка на мыльном пузыре. Но площадь поверхности мыльного пузыря – это просто поверхность сферы. Поверхность же мозга больше похожа на множество маленьких мыльных пузырей, мыльную пену, занимающую объем этой сферы – кора имеет борозды и извилины. И совокупная поверхность этих маленьких пузырей – борозд и извилин - гораздо больше поверхности сферы. А объем один и тот же. А уровень интеллекта колоссально различный. Больше чем у алкаша-гопника и физика-теоретика. Отличается на порядки.

Но антропологи могут увидеть только объем, при том что появление лишь одной небольшой дополнительной извилины, нескольких тысяч нейронов, пары десятков тысяч новых связей, заметных только на микроскопическом уровне в современной лаборатории, могло дать предкам человека гигантское интеллектуальное преимущество перед павианами, хищниками и прочими конкурентами. Такое преимущество, что все еще сохраняя большую нижнюю челюсть и обезьяноподобное лицо, не обладая особенной силой, длинными когтями и острыми зубами, они смогли быть хитрее и умнее более грозных животных. Научились лучше избегать опасностей, хитрее нападать, эффективнее собирать, сотрудничать, лучше выращивать потомство. И обхитрили грозных, но туповатых хищников и павианов. И отобрали у них самое вкусное и питательное, что позволило им размножиться и сохранять максимальное количество детей живыми вплоть до поры спаривания. Не мясо или фрукты, а просто все «что приглянулось». Все больше слабых особей могло выживать, все меньше становились челюсти, все меньше требовалось физической силы для того, чтобы жить. Все меньше требовалось «брутальности» для выживания. Ум заменил мышцы, и древний человек приобрел более знакомые нам черты.

Алекс Фарнезе.

Вы можете связаться с автором статьи, используя нашу редакционную почту
(см. раздел Контакты внизу главной страницы).