Gabr.org (Мед2000.ру)

Теории

Текст из раздела Теории.
Здесь не утверждаются истины.
Теории - это приглашение к размышлению.

Права и привилегии

Феминизм и честность.

Разговор о защите прав одной группы людей корректен лишь до тех пор, пока он не превращается в разговор о долгах одних людей перед другими.

Рассмотрим это на примере типичных штампов о мужчинах и женщинах и о некоторых тенденциях современного феминизма.

Штамп первый. «Место женщины на кухне».

Ущемляет ли этот штамп права женщин. Безусловно. Женщины имеют право быть везде, где захотят, везде, где им это позволяют таланты, знания, физические возможности и способности.

Женщины борются за эти свои права. И это правильно.

Ошибка возникает тогда, когда феминистки начинают утверждать, что мужчины им что-то должны.

Ведь очень легко обнаружить противоположный штамп, против которого феминистки почему-то не возражают. И штамп этот – «мужчина должен обеспечивать семью».

Но если речь идет о равноправии, то как женщина не должна быть на кухне, так и мужчина не должен обеспечивать семью. Не должен гробиться на опасных работах, на вахтах, не должен покидать дом в поисках заработка, не должен пахать и пахать на работе с утра до ночи.

Если мы говорим о равных правах, то этот разговор должен быть паритетным. Иначе получается, что феминистки борются за привилегии для себя делать все что хочется и как хочется, а мужчины должны им эту возможность обеспечивать. Эта ситуация больше похожа не на равноправие, а на подростковые капризы.

Штамп второй. «Мужчина должен служить и защищать».

На этот штамп прекрасно ответил Леонид Филатов в «Лизистрате»:

И коль у вас пред ней долги такие,
Что даже жизнь - в уплату их - пустяк,
То хочется спросить вас, дорогие,
Зачем же вы одалживались так?

Коль Родина удар наносит сзади,
Да так, что аж в глазах потом круги,
То лучше, дорогие, не влезайте
Вы к этой страшной Родине в долги!

Филатов писал это конкретно на счет воинского долга, который в контексте призывной армии говорит о том, что каждый мальчик при рождении должен пойти служить в армию. Т.е. долг возникает лишь потому, что человека угораздило родиться мальчиком, а не девочкой.

Есть ли тут равноправие? Конечно, нет. Но феминистки и не борются за равноправие. Их вполне устраивает, что мужчины должны их защищать, рисковать ради них своей жизнью и здоровьем. Ни о каком равноправии речи тут нет и в помине.

Но феминисток очень обижает, если им сообщить, что их дело – «рожать и воспитывать, а не лезть в мужские дела». Так лезьте! Кто против? Вводите всеобщий воинский призыв и для девочек тоже, а не только для мальчиков.

Или, если уж речь действительно идет о правах человека, первые из которых – право на жизнь и право выбора, то почему бы феминисткам не побороться за отмену призыва и профессиональную армию с равным доступом к воинской службе, как для мужчин, так и для женщин?

Но феминистки борются совсем за другое. Они борются за то, чтобы при разводе ребенок оставался с матерью, даже если отец может лучше обеспечить и вырастить. Феминистки борются в этом случае не за равные права разводящихся партнеров, а за то, чтобы повесить на отца как можно больший долг перед ребенком и матерью. Т.е. речь опять идет об обеспечении прав одной группы людей за счет принуждения другой группы людей. По половому признаку. Все как с армией. Мальчики должны, а девочки имеют право.

Иммануил Кант писал, что свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека. И это целиком и полностью относится к борьбе за права и свободы женщин или иной другой группы людей.

Истинное равноправие возможно лишь тогда, когда отстаивание прав одних не ущемляет прав других, когда право одной группы не становится долгом для другой группы, когда борьба за права одних не превращается в жульничество с правами других.

Алекс Фарнезе.

Вы можете связаться с автором статьи, используя нашу редакционную почту
(см. раздел Контакты внизу главной страницы).