Gabr.org (Мед2000.ру)

Забавная педиатрия

Мой первый день

Другой день моей жизни

Безвозвратные потери

Фанаты и поклонники

Мои наблюдения

Глава шестая

Поднадзорное свидание

Сравнивая это мир с моей прошлой жизнью, вынужден констатировать, что не смотря на его обширность, он явно проигрывает моей бывшей каморке в плане прав и свобод.

Достаточно только вспомнить, что, не смотря на тесноту и темноту, я мог раньше делать все, что мне захочется и когда захочется.

И это касается не только еды, о которой я уже неоднократно упоминал - ел я сколько хотел и когда хотел, не прилагая к этому ни малейших усилий.

Кроме этого я мог когда угодно спать и когда пожелаю - бодрствовать. И никто мне никаких замечаний не делал, не пытался накормить или уложить спать по выдуманному кем-то режиму.

Собственно, в этом мире мне больше всего досаждает именно режим. Какой-то строгорежимный здесь мир.

Есть можно только через три часа, а то и больше. Последнее время ночью вообще кормить перестали.

Передвигаться можно лишь в строго ограниченном пространстве. Причем часто зарешеченном.

Раньше, не смотря на тесноту, мои движения и передвижения никто не ограничивал.

Конечно, однажды это привело к довольно неприятному обвитию пуповиной. Но ведь все обошлось. Я выкрутился.

Если рассуждать логически, то разумно было бы использовать просторы этого мира полностью. Но куда там. С логикой в этом мире такая же напряженка, как и со свободами.

И чем больше вокруг простора, тем сильнее ограничения.

Взять хотя бы прогулки.

На мой взгляд, было бы совершенно нормально предоставить мне полную свободу передвижения и право гулять на просторе, когда мне захочется.

Но нет. Прогулки строго по режиму. Ограничены и по времени суток, и по продолжительности.

А ведь как романтично было бы погулять под луной, посмотреть на звезды, дальним потомком которых является каждый атом моего тела.

Однако прогулки разрешены только днем.

Я начинаю подозревать, что все эти режимы, ограничения и строгости лишь способ манипуляции, дабы принудить меня делать то, что хочется фанатам или поклонникам.

А я привык к свободе.

Так вот, возвращаясь к вопросу прогулок, я хотел бы описать, как это происходит и почему это полностью противоречит самому понятию свободы.

Во-первых, перед прогулкой, особенно зимой, меня тщательно одевают. Я бы даже сказал, связывают. Во всяком случае даже пошевелиться в этих одеждах крайне сложно. Какое уж там гулять?

Во-вторых, после этого меня еще кладут в специальный мешок, выбраться из которого уже и вовсе невозможно.

И, тем не менее, и это в-третьих, меня кладут в коробку на колесиках без крышки и лишь в таком виде вывозят на простор. На свободу, можно было бы сказать, но какая уж тут свобода… Хорошо, если из под всех одежд и мешка виден хотя бы уголочек неба. А подчас не видно и его, ибо лишь нос, как основная выпирающая у меня часть тела остается не замотанной в тряпки.

И, как правило, я, огорченный и измученный, на подобной «прогулке» засыпаю.

Интересно, чего они так боятся, ограничивая мой кругозор и передвижение? Похищения звезды или моего побега?

Однако недавно, то ли из-за повышения температуры окружающей среды, то ли по недосмотру, но на меня надели гораздо меньше одежды, а в мешок и вовсе не стали пихать. Я был так рад, что не уснул и всю прогулку любовался небом и облачками, напоминавшими мне то желточный пузырь, то родную плаценту.

Вот она, подумал я, очередная манипуляция. Сначала так затянуть все узлы, что бы даже минимальное послабление в виде отсутствия мешка казалось счастьем.

Мое бодрствование на прогулке принесло мне сразу две удачи, две долгожданные встречи.

Я встретил и дуэт конкурентов, и подружку.

Нет, конечно, повидаться нам не дали, но поскольку наши тележки, наши коробки на колесиках стояли рядом, я смог хотя бы поговорить с ними.

Осторожно начав разговор с обсуждения облачков, я плавно подвел беседу к воспоминаниям о каморке и таким образом выяснил, что мои знакомые вынашивают ту же идею, что и я. Идею побега.

Важно, мне кажется, заметить, что разговаривали мы спокойно, в полный голос, поскольку уже давно обнаружили, что поклонники совершенно неспособны выучить наш язык. Возможно это связано с дефектами миелинизации. А может быть в образе жизни. Ибо если есть то, что едят они, немудрено, что рано или поздно мозги полностью отключаются.

Итак, теперь я был не один. И не смотря на то, что минут через тридцать, нас опять разлучили, уже одно наличие единомышленников поднимало мой дух и придавало решительности.


Продолжение следует…


Предыдущие части:

Мой первый день загробной жизни

Другой день моей жизни

Безвозвратные потери (нелирическое отступление)

Фанаты и поклонники

Мои наблюдения

Специально для Библиотеки Здоровья (www.med2000.ru)

Об авторе