Gabr.org (Мед2000.ру)

Забавная педиатрия

Мой первый день. Другой день моей жизни. Безвозвратные потери. Фанаты и поклонники. Мои наблюдения. Поднадзорное свидание. Невероятные открытия. Тренировки и праздники.

Глава девятая

На неизведанной тропе

Когда примерно в 50 недель я натренировал свое тело настолько, что смог начать самостоятельно передвигаться по имеющемуся в моем распоряжении помещению, у меня появились новые возможности.

Во-первых, я начал самостоятельные поиски пищи, ибо то, что мне уже полсотни недель пихают поклонники, с трудом может быть названо едой.

Сначала они пихали в меня часть тела поклонницы и я с трудом добывал себе пропитание, потея и сопя.

Позже до них, наконец, дошло, что подобное кормление вряд ли имеет большой КПД и что пихать тело в рот не очень хорошо. Теперь они добывают еду ложками из банок или тарелок, но по-прежнему продолжают пихать мне ее в рот, как будто других способов получить питание не существует.


Да и разве можно назвать это едой!

То ли дело раньше. Я, конечно, стал уже забывать ту пищу, которая поступала ко мне через пуповину, но надеюсь, что как только найду что-то похожее, то сразу вспомню.

Проблема состоит в том, что подавляющее большинство объектов в помещении не подписано. И приходится тащить все подряд в рот в надежде найти искомое.

Пару раз, конечно, я находил предметы, содержащие буквы и на вид вполне аппетитные, но они оказались не съедобны.

Сначала мне попался на глаза телефон. Он был вполне себе ничего, красненький, аппетитный, но целиком в рот не залезал, а откусить не представлялось возможным, ввиду исключительной твердости.

Я постарался сделать его помягче - попытался обстучать об пол, по аналогии с методом приготовления говяжьих отбивных, но не успел довести эксперимент до конца. Я уже разделил телефон на три части, и одна из них оказалась вполне соразмерна моему рту, но тут прибежала поклонница, отобрала объект эксперимента и, совершенно бестактно, засунув пальцы мне в рот, лишила меня последнего трофея.

Но я не пал духом. Закаленный сорока неделями жизни в темной каморке и полусотней недель в лучах славы, я отправился на новые поиски и вскоре нашел новый подписанный буквами объект.

Точнее объекты. Ими был наполнен небольшой звенящий мешочек, запирающийся на хитрый замочек. Но с ним я справился.

Внутри оказалось несколько разноцветных хрустящих бумажек и маленькие металлические кружочки. На всех были буквы. Но очень мелкие. Так что прочитать я не смог. Решил сразу перейти к дегустации.

Бумажки оказались довольно удобными к поеданию. Их можно было разделить на более мелкие части, если зажать в одной руке, а тянуть другой. Так, по кусочкам, их было удобнее запихивать в рот.

Кружочки тоже хорошо помещались, хотя оказались неделимыми.

Я напихал себе полные щеки этого эксперимента и сидел крайне довольный, ждал результата анализа - пища это или нет.

Но тут опять мой эксперимент прервали самым неуважительным образом, буквально выпотрошив меня. К тому же, после этого, я был заточен в зарешеченный загон и с тоской наблюдал, как поклонница прячет все, до чего я мог бы дотянуться.

Вот так и останавливают развитие прогресса! Инквизиция какая-то. Не дают ставить научные эксперименты. Еще, чего доброго окажется, что поклонники считают землю плоской и думают, что она центр вселенной, вокруг которой вращается Солнце.

Торквемады!

Вокруг Земли даже красная Тесла Маска не крутится!

Ну как с ними развивать науку?!

В отчаянии я даже прокричал, что вокруг земли вращается только Луна и несколько сотен искусственных спутников, да еще МКС.

Но меня, как обычно, не поняли.


Во-вторых, с тех пор, как я освоил самостоятельное передвижение, отношение поклонников ко мне изменилось. Они стали еще настороженнее и тревожнее, чем раньше. Не спускают с меня глаз. Может догадываются о планах побега? Или я сам выдал эти планы, разговорившись во сне или начав бормотать вслух в минуты философской задумчивости? Надо будет больше внимания уделить самоконтролю.

Но о каком самоконтроле может идти речь, когда этот мир все время шатается перед глазами, стоит только поползти, встать или сделать несколько шагов.

Подозреваю, что с тех пор, как я смог самостоятельно передвигаться, поклонники что-то подмешивают мне в пищу. От этого, вероятно, меня шатает, стоит лишь встать или начать поступательное прямолинейное движение. В итоге получается какое-то криволинейное движение.


С тех пор, как от меня спрятали все объекты изучения, я решил, что пришла пора изменить этот странный мир в лучшую сторону.

Но сначала надо было добраться до объекта для изменения.

Шатаясь, поминутно падая, временами на четвереньках и иногда ползком, чтобы оставаться как можно более незаметным, я начал двигаться к объекту, с которого решил начать изменение мира.

Заглядывая по пути во все шкафы и ящики, в надежде найти что-то пригодное для побега, оставляя за собой баррикады найденных, но бесполезных для настоящего дела объектов, я продвигался к цели.

Одной из задач, которые я решал, возводя баррикады, было создание препятствий для поклонников, если они вдруг бросятся меня преследовать. А в том, что это рано или поздно случиться, я уже не сомневался.

Так и не найдя по дороге ничего, что стоило бы моего внимания, я добрался, наконец до нужного объекта.

Я вцепился одной рукой за вертикальную деревяшку для устойчивости, привстал на цыпочки и смог ухватиться за край тряпки, совершенно дисгармонирующей со всем интерьером данного помещения.

Желая внести свой вклад в историю дизайна, я из последних сил потянул тряпку на себя, избавляя мир от вопиющего эстетического диссонанса,.. и упал.

Следом за мной упала чашка и обдала меня горячим паром.

Хорошо хоть не кипятком, а то я бы сварился.

Неужели поклонники до сих пор не знают, что горячие жидкости нельзя ставить на край стола? Что вообще нельзя ничего класть или ставить на край, когда в помещении находится звезда!

Разве они не в курсе, что половина ожогов у звезд - это ожоги лица, полученные в результате опрокинутых чашек с чаем и тарелок с супом, которые стояли на краю стола?

Кстати, если поклонники не стремятся к тому, чтобы звезда получила ожог промежности, то горячие кастрюли, тазы с прокипяченным бельем нельзя ставить не только на край, но и на пол. Звезда может принять таз с кипятком за джакузи или просто решит передохнуть, посидеть в этом или любом другом опасном месте. А то и просто - оступиться и упасть в кастрюлю с супом. И такие звезды постоянно оказываются в ожоговых отделениях больниц.

Пока эти возмущенные мысли проносились в моей голове, поклонница примчалась, перепрыгивая через баррикады, схватила меня и опять заточила за решетки.

После чего, игнорируя мое возмущение и логические аргументы, принялась, как ни в чем не бывало разбирать баррикады, вытирать коричневую лужу и убирать хрустящие аппетитные осколки чашки, которые я так и не успел попробовать на вкус.

Куда катится этот мир?


Продолжение следует…


Предыдущие части:

Мой первый день загробной жизни

Другой день моей жизни

Безвозвратные потери (нелирическое отступление)

Фанаты и поклонники

Мои наблюдения

Поднадзорное свидание

Невероятные открытия

Тренировки и праздники


Специально для Библиотеки Здоровья (www.med2000.ru)

Об авторе